Сегодня 22.10.2017

Отец Хоттабыча

Лазарь Лагин — отец ХоттабычаВсе-таки чтобы не говорили, а среднестатистическому советскому детскому писателю повезло гораздо больше, чем скажем американскому. Если его не объявили врагом народа в 37-м, если он не погиб на фронте в 42-м, если не попал под горячую руку во времена борьбы с космополитами в 48-м, то его герои становились невероятно популярными на 1/6 части Земли, переводились на языке государств как дружественных, так и не очень, и даже, сойдя со страниц книг, начинали жить своей жизнью став героями анекдотов и вообще именем нарицательным.

Лазарь Лагин именно такой писатель. И хотя большую часть жизни он был кем угодно, только не детским писателем — журналистом, редакционным работником, писателем-фантастом, но в историю он вошел как создатель легендарного Старика Хоттабыча.

Как это не крамольно звучит, но у советской цензуры была и обратная сторона. Да, многие вещи было невозможно напечатать без риска потерять свободу, а то и жизнь. Да, «Мастер и Маргарита» или «Доктор Живаго» на исторической родине увидели свет через много лет после смерти своих авторов, да осталось еще множество так и не написанных произведений, а уже написанные подвергались беспощадным исправлениям в русле царившей в тот момент идеологии.

Но, вместе с тем, через строгое сито худсоветов (состоящих, кстати, далеко не из последних литературных авторитетов) было просеяно огромное количество литературного мусора, который в отсутствии цензуры заполонил прилавки книжных магазинов. Иными словами, с некоторыми оговорками и условиями побеждали сильнейшие и по настоящему талантливые произведения. Естественно, идеологически выверенные.

Если вкратце описать содержание Хоттабыча, то читать его и не захочется. Действительно: нерадивый пионер Владимир Алексеевич Костыльков (он же Волька ибн Алеша) вместо того, чтобы учиться находит себе джинна который пытается учиться за него. Но, поскольку джинн перенесся в светлое настоящее прямо из мрачного средневеково-рабовладельческого, то и обучение соответствующее. И, попав впросак, оба оболтуса — и стар, и млад становятся на путь исправления в соответствии с марксистско-ленинской линией партии.

Но книга то совсем не об этом! И вот тут-то и проявляется феномен Хоттабыча.

А биография самого Лазаря Лагина является калькой среднестатистической биографии среднестатистических советских писателей 30-50-х. Колебался вместе с линией партии, участвовал в публичных порках тех, кто не вписывается в жесткие рамки, мечтал о светлом коммунистическом будущем и писал фантастические романы на эту тему. А в историю все равно вошел, как отец Старика Хоттабыча.